ОРФИЧЕСКАЯ МУЗЫКА И АРХЕТИПИЧЕСКИЕ ЧИСЛА

Уход от вечности и проникновение в пространство-время предполагает мутацию. Орфей потерял свою Евридику. Он видел, как она удаляется в бесконечные пространства, уменьшается в размерах, становится узницей Вечного Возвращения внутри чрева Кроноса, и лишь "случай, исполненный смысла", или "закон солидарности" позволит ему вновь найти ее, — ее, оторванную от зеленой плаценты, Зеленого Луча. И ОН-ОНА отделило часть своего ОН, чтобы отправиться на поиски своей ОНА.

Очень сложно нам, остающимся здесь, понять то, в чем заключается эта Драмаразделения Орфического Яйца. Орфей рассказывает это в символах: Ночь была птицей с огромными черными крыльями, уронившей серебряное яйцо, столь ослепительное, что лишь сама она могла смотреть на него. Над этим Яйцом находилось Небо. Под ним — Океан, бывший также Хаосом. Серебряное Яйцо разбилось, и появилось существо с золотыми крыльями. Это был Эрос, Любовь, что заставил совокупляться Небо и Хаос, породивших Вселенную.

Рациональным умом невозможно понять причину разделения Первоначального Яйца, Протогона, Монады, Пуруши, о которой говорит нам индийская философия санкхьи. Иудаизированная математика, принятая и арийским мышлением, также вряд ли сможет нам помочь. Помочь может только Музыка (Орфей был музыкантом) в том смысле, который она имела для Шопенгауэра, музыка Архетипов, движущихся во времени. Это — орфическая математика, Архетипическая Математика, математика архетипических чисел, которая и является истинной музыкой. Музыкой Баха.

Именно так, с помощью "искусства фуги" можно предчувствовать, предпонимать разделение ОНА-ОН и ОН-ОНА. ЕГО и ЕЕ побег (на латыни fuga — побег, бег). Эту Драму и эту Ностальгию.

Орфей был музыкантом, который околдовывал всю природу, горы, реки, деревья, животных и птиц своими песнями. Таким же был Кришна и сам Вотан, учитель рунических музыкантов и поэтов, Runeniautern, Harmanen. Сами руны — это орфические числа или архетипические ноты Одина.

Как и во всех инициатических историях, в орфическом мифе не один уровень. Существует и тайный план, известный лишь в Элевсии жрецам и жрицам касты Эвмолпид. Только Гесиод дает нам кое-какую информацию о совокуплении Зевса с его второй сестрой, Деметрой, порождая единственную дочь, Персефону. Об этом не говорится открыто, поскольку Деметра — жена Посейдона, или во всяком случае, так считает большинство. Такова история для непосвященных в орфизм. В Элевсии эта глубочайшая мистерия открывалась в ее наиболее эзотерическом смысле. Об этом говорит профессор Б.Керений в своей работе о греческих богах, которую он прислал мне с дарственной надписью. И миф о разделении Орфического Яйца, Эрикепайоса. Космогонического Эроса понимался именно так, как понимает его наша Космогония. Потому что это было и остается гиперборейским откровением.



Сегодня люди пользуются семитскими числами, которые служат для сложения, вычитания, умножения, деления, — то есть для операций рассудочного мышления. Но они не годятся для единого мира (unus mundus). Существуют однако другие числа, например, римские, которые не годятся для сложения, вычитания, умножения или деления. Но именно их, а равно и другие типы секретного исчисления, использовали римляне для строительства своих мостов и акведуков, инкии атумаруны — для своих городов, майя и тольтеки — для своих пирамид. Египтяне и люди предыстории, великие «Бхараты» — для своих Вимана, Летающих Колесниц.

Архетипические числа, орфическая математика и музыка. С их помощью совершается разделение ОН-ОНА и ОНА-ОН. С их помощью можно также проникнуть в эту Драму, в эту глубочайшую Мистерию.

Там покоится Яйцо из Зеленого Серебра ("Yonder lie the Silver Green Egg"). Оно кажется зеленым сознанию, остающемуся в пределах пространства-времени. Там оно так неподвижно, как если бы его не существовало. Более того, есть бесконечное множество Яиц, и все они — несуществующие, так что кажутся одним единственным. Одно из них разделяется, в то время как другие остаются в резерве, не разделенными. Рядом с этим Яйцом было и другое, не занимающее никакого пространства (словно бы его там и не было!), но лишь с той небольшой разницей, которую можно считать и огромной, что его женское начало, его «Инь», было чуть больше, чем его «Ян». И поэтому это было ОНА-ОН, противоположное, но однако солидарное с ОН-ОНА. И оба они оставались спокойными, тотальными в себе, существующими внутри, погруженными сами в себя, в ОН и ОНА, в ОНА и ОН. ОН-ОНА! ОНА-ОН! (Слова, наши слова в этом пространстве-времени… Они — узники этого Кольца Вечного Возвращения, лишь попытки понять, почувствовать, проинтуировать… Нет, только орфическая музыка и музыка Баха…)

Даже когда ОН-ОНА и ОНА-ОН завершены в себе, погружены в собственную ОНА или собственного ОН, они творят божественную комедию Любви, Любви без Любви, поскольку оба они — Андрогины, и у каждого есть собственный ОН и собственная ОНА внутри. Они находятся в мире, но они вечны, неподвижны как дерево, как статуя. Они стерильны. Яйца, не разбивающиеся, не подверженные постороннему влиянию.



В демиургической Природе мы сталкиваемся иногда с тем, что некоторые примитивные организмы-гермафродиты совершают комедию "любви без любви" с другими гермафродитами. В платоновском мифе также можно заметить нечто подобное, хотя это — лишь демиургическое извращение, дегенерация времен упадка ионийской и иудейской демократии Перикла, далекой от исторического величия Спарты.

ОН-ОНА и ОНА-ОН — скорее соратники, чем возлюбленные. Это — два солидарных светила. И поэтому, когда разделяются ОН-ОНА, ОНА-ОН по закону солидарности, правящему полновластно в этом альтернативном мире (в силу синхронизма и потому, что Высшая Честь — это Верность), тоже разрывается, разделяется. Таким образом, можно говорить о "цепной реакции" (и одновременно о солидарности, верности), пробужденной демиургическим Взрывом, доходящей вплоть до Иной Вселенной, до плоскости иной материи после обретения точки внешней опоры, «рычага», позволившего начать динамический процесс.

Мы думаем, что это был акт высшей воли, высшей, отчаянной воли, перед опасностью уничтожающего заражения, эпидемии, угрожающей всей первоначальной Вселенной, вызвавшей разделение Космогонического Эроса, Орфического Яйца, Эрикепайоса, Фанеса, Протогоноса. Но это было только одно Яйцо из несчетного числа Яиц, действовавшее за всех и для всех, начиная дело, сопровождаемое другим Пуруша, чуть отличным, немного более женским, в которомбыло немного больше «Инь», ОНА-ОН. И оба покидают часть их самих, Вальхаллу, Рай Асгарда, Город Бессмертных Богов, чтобы выйти через эту вымышленную квантовую точку, сквозь это Окно или Дверь, сквозь Рану, открытую Взрывом, сквозь эту Черную Дыру, упав с полных тревоги небес в концентрационную Вселенную Демиурга, в плоскость Демиурга. И все для того, чтобы сражаться с распространением Империи Ночи, Империи Зла.


3051893566461913.html
3051958711463961.html
    PR.RU™